В гибели Птицепрома виноват Аппетит!..

Конец свердловского птицепрома

Фотография предоставлена сайтом www.morguefile.comСвердловский птицепром, считавшийся несколько лет назад самой мощной отраслью регионального АПК, находится на грани исчезновения. Стратегические для области предприятия несут убытки, приводящие в конечном итоге к банкротству. В результате дестабилизируется продовольственный рынок.

За прошедший год цены на мясо курицы в Свердловской области выросли почти на треть. По данным министерства АПК и продовольствия региона (МинАПК), 1 июня 2014 года стоимость бройлерной продукции составляла 112,8 руб. за 1 кг. К 29 июня 2015 года мясо курицы в среднем подорожало на 28,6% — до 145,06 руб. за 1 кг.

При этом резкий скачок цен на продукцию был зафиксирован еще до введения продовольственного эмбарго — в середине июля 2014 года. Тогда курица подорожала на 8,5 руб. После антисанкций к середине августа цены выросли еще на 6,6 руб. К Новому году средняя стоимость мяса птицы колебалась на уровне 140 руб.

Областные власти подорожанию бройлерной продукции смогли найти только одно объяснение — сезонный фактор. При этом, со слов чиновников, в резком росте цен оказались виноваты сами потребители, которые, вернувшись в августе из отпусков, начали слишком много есть. Впоследствии, придерживаясь этой версии, в МинАПК и вовсе договорились до того, что рекомендовали свердловчанам сократить объем потребляемой продукции.

«В условиях, когда доходы не растут, можно пересмотреть свой рацион. Есть возможность купить сегодня и красную рыбу, и элитный сыр, просто они стали дороже. Да, подорожали и обычные продукты. Отказываться от них, конечно, не придется, просто потреблять чуть-чуть поменьше», — заявил в ноябре прошлого года замглавы МинАПК Владимир Гребнев.

Однако нынешнее подорожание бройлерной продукции свидетельствует скорее о том, что местные производители не в состоянии накормить население досыта. Действительно, только по официальным данным министерства, Свердловская область силами трех птицефабрик обеспечивает себя мясом курицы только на 70%. При этом еще в 2009 году этот показатель колебался на уровне 80%.

Состояние самих предприятий иначе как плачевным сейчас не назовешь. Еще в середине «нулевых» эта отрасль считалась одной из самых мощных в агропромышленном комплексе. К настоящему времени большинство компаний находится на грани выживания. Их деятельность теперь сопровождается не успешными показателями, а скандалами и расследованиями уголовных дел.

На этом фоне отсылка чиновников к «сезонному фактору» неудивительна. Ведь за работу самих птицефабрик, находящихся в собственности области, отвечают два конкретных ведомства — министерство по управлению госимуществом Свердловской области (МУГИСО) и МинАПК.

Точка деградации

Как полагают специалисты, гибель свердловского птицепрома началась в 2009 году, когда региональное правительство вышло к областным депутатам с идеей акционировать фабрики. До этого времени они работали в статусе государственных унитарных предприятий.

По словам депутата Законодательного собрания Свердловской области Андрея Альшевских, первоначально чиновники объяснили акционирование птицефабрик желанием повысить эффективность их управления. К 2011 году смена формы собственности была завершена.

Однако впоследствии настроения в правительстве поменялись. В 2012 году было официально объявлено о планах продать ОАО «Птицефабрика «Рефтинская», ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская», ОАО «Птицефабрика «Свердловская» и ОАО «Птицефабрика «Первоуральская». При этом сроки продаж периодически сдвигались. Так, птицефабрики «Свердловская» и «Рефтинская» должны были перейти к новому собственнику в 2016-2017 годах, а «Среднеуральская» и «Первоуральская» — в 2015 году.

По мнению депутата Законодательного собрания Свердловской области Андрея Альшевских, такая неопределенность говорит о том, что региональные власти просто не знают, что делать с активами.

«Когда планировалось акционирование, нас убеждали, что предприятия готовили к продаже, а потому такая форма эффективнее ГУПа. Когда начали акционировать, прошла информация, что правительство хочет продать эти активы. Но выглядело это неубедительно. То хотим, то не хотим продавать. Получилось, как в анекдоте про чемодан с ручкой — тащить тяжело и бросить жалко», — сказал Андрей Альшевских.

Конец немного предсказуем

Действительно, после акционирования птицефабрик, вопреки ожиданиям областного правительства, ситуация в отрасли только ухудшилась.

Так, по итогам 2013 года чистая прибыль ОАО «Птицефабрика «Рефтинская» сократилась в 4,5 раза (со 182 до 41 млн руб.). Объем продаж компании вырос всего на 1% (со 3,82 до 3,84 млрд руб.).

В самом катастрофичном положении оказалось ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская». Накануне Арбитражный суд Свердловской области признал его банкротом по иску ООО «Агроальянс» и ОАО «Сбербанк России». Общая сумма исковых требований составила более 250 млн руб.

Кроме того, на птицефабрике регулярно задерживалась заработная плата, что спровоцировало серию увольнений и забастовок. Так, в мае 2015 года работники убойного цеха остановили производство на несколько часов, требуя погасить задолженность.

При этом проблемы с долгами у предприятия наблюдались не первый год. Однако его спасением областное правительство активно занималось только с весны 2014 года. Все усилия чиновников свелись только к кадровым перестановкам и попыткам продать земельные участки, принадлежащие птицефабрике.

Кто виноват?

Впоследствии в региональном правительстве признали, что ответственные чиновники сделали недостаточно для спасения ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская». Если быть точнее, то не сделали ничего. Почти за два месяца до банкротства предприятия МУГИСО подало иск к замглавы ведомства Александру Самбурскому, требуя признать его бездействие незаконным. Со своего чиновника министерство требовало взыскать 202 млн 104 тыс. руб. Аналогичное исковое заявление поступило также к замглавы МинАПК региона Дмитрия Дегтярева. Примечательно, что оба чиновника по-прежнему занимают свои должности.

В чем конкретно проявлялось бездействие, в МУГИСО не уточняют. Вместе с тем, следует отметить, что в случае с ОАО «Птицефабрика «Рефтинская» убыткам предшествовали хищения, выявленные в 2013 году.

После прокурорской проверки выяснилось, что руководство предприятия в 2011 и 2012 годах заключало фиктивные сделки на поставку кормов, кормодобавок и удобрений с рядом юридических лиц. Фактически необходимая для птицефабрики продукция поставлялась без посредников. В результате переплата за товар составила свыше 38 млн руб.

Впрочем, по данным депутата Екатеринбургской городской думы Вячеслава Вегнера, объем средств, похищенных с птицефабрики, в разы превышает заявленную сумму.

«По моим расчетам, с предприятия вывели 1 млрд руб. Выводили деньги через покупку активов, например, якобы Талицкий мясокомбинат, по завышенной стоимости, а также через покупку сырья», — сказал Вегнер.

Аналогичным образом, по мнению депутата, выводились средства с ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская». Примечательно, что в августе прошлого года сотрудники ФСБ провели в организации обыски, которые, по неофициальным данным, как раз связаны с хищениями.

Вопросы к МУГИСО

На фоне хищений и обысков на птицефабриках возникают вопросы к МУГИСО, которое ответственно за управление этими объектами. В министерстве, с одной стороны, признают, что причиной разорения предприятия в Среднеуральске стало бездействие замглавы ведомства. Однако непонятно, почему чиновник ничего не предпринимал в этой ситуации. Здесь могут возникнуть две версии. Первое — некомпетентность, при этом не только Александра Самбурского. Если придерживаться этой версии, то заместитель министерства просто не знал, как спасать предприятие. В этом случае непонятно бездействие непосредственного начальства Самбурского — главы МУГИСО Алексея Пьянкова. Либо он не интересовался, что происходит на подведомственном объекте, либо игнорировал проблему.

Примечательно, что от этой некомпетентности страдают не только птицефабрики. По итогам 2014 года акционерные общества и ГУПы Свердловской области, находящиеся под управлением регионального Мингосимущества, понесли убытки на 3 млрд руб.

Вместе с тем вполне вероятно, что разорение ОАО «Птицефабрика «Среднеуральская» было допущено умышленно. После прихода Алексея Пьянкова на пост главы МУГИСО в 2012 году ситуация в свердловском птицепроме только ухудшалась. Хотя в тот же год и были озвучены планы по продаже предприятий, реализовать их никто не спешил. То есть за последние три года, если придерживаться версии Вячеслава Вегнера, деньги из организаций выкачивались, чем и объясняется задержка с их продажей.

«Предприятие работает стабильно, пока не вмешивается МУГИСО. Может быть так, что оно начинает кому-то нравиться. В этом случае его начинают разорять», — полагает Вегнер.

При этом эксперты сомневаются, что взятый год назад курс на продовольственное импортозамещение как-то изменит ситуацию. Денег на развитие свердловских птицефабрик в областном бюджете нет, да и если бы были, то сомнительно, что их потратили бы эффективно с учетом качества управления. Искать для предприятий инвесторов в условиях кризиса практически невозможно. Да и на примере продажи акций «Кольцово» мало кто верит, что областные власти смогут провести прозрачную сделку.

Сергей Беляев