хлеба России…..

Глобальное потепление дает русскому зерну новое качество

 

9 октября 2021

 

 1 100

Глобальное потепление дает русскому зерну новое качество

Россия достигла новых продовольственных рекордов, и на этот раз они касаются не количества, а качества нового урожая. О какой продовольственной культуре идет речь, как отечественному сельскому хозяйству помогает глобальное потепление – и какие возможности для влияния на другие страны благодаря этому открываются перед Россией?

В России в этом году выявлена максимальная за последние годы доля продовольственной пшеницы, ее качество оказалось рекордным за всю историю наблюдений. Итоговые цифры сбора ранних зерновых говорят о том, что высококачественной пшеницы I, II и III класса собрали больше, чем низкокачественной пшеницы IV класса и фуражного зерна V класса.

Зерна меньше, но оно качественное

Обычная критика российского растениеводства и выращивания пшеницы, в частности, звучит так: «Россия растит фуражное зерно». Часто к этому добавляют еще и вторую глупость: «И хлеб в России тоже делают из фуража».

Хлеб в России из фуражного зерна не делают: это не допускается ГОСТом на хлебопекарную муку. Хотя фураж действительно постоянно присутствует в урожае российской пшеницы. Все дело в том, что условия для выращивания пшеницы в России отнюдь не идеальные. Большая часть сельскохозяйственных угодий нашей страны расположена в зоне рискованного земледелия, в которой даже высококачественная пшеница – уже подарок, а кукуруза, соя или подсолнечник не растут вовсе.

С другой стороны, никто пшеницу V класса (а именно ее называют «фуражной» и используют на корм скоту) не растит. Фураж – это просто отбраковка обычной пшеницы, которая не прошла по ГОСТу в I–IV классы, считающиеся продовольственными. В зависимости от климатических и погодных условий, семенного материала, правильности агротехнических приемов, внесения минеральных удобрений и результата работы пестицидов и инсектицидов в разные годы доля фуражной пшеницы может колебаться.

Классность определяется, в частности, соотношением в зерне белка и клейковины.

Причем урожайность тоже оказывает влияние на класс получившейся пшеницы: чем выше урожай, тем больше вероятность того, что растения просто «не вытянут» созревание качественного зерна – и большая часть урожая скатится в фураж, потеряв качество. И, конечно, там, где лучше и теплее в целом климат, качество зерна в среднем выше. В частности, при сборе пшеницы во Франции доля зерна высшего качества выше на порядок.

В этом году урожай зерновых в России ожидается на уровне 127 млн тонн. Это вполне на уровне урожаев последних лет, когда страна ежегодно собирала 120–130 млн тонн. Напомним, в 1998 году эта цифра поставила абсолютный антирекорд – тогда по всей России собрали всего лишь 48 млн тонн зерна, так что путь пройден немалый. В силу этого основными факторами улучшения качества российской пшеницы стали два момента: целенаправленные усилия российских аграриев и постепенное улучшение российского климата, что вместе и позволило добиться впечатляющих результатов в качестве нынешней пшеницы. Лишнее свидетельство тому, что глобальное потепление играет на стороне России.

По сути дела, впервые в российской новейшей истории в целом на долю продовольственной пшеницы (I–IV классов) пришлись рекордные 87,5% урожая. Для сравнения, в прошлые годы, которые уже были значительно лучше катастрофы конца 1990-х годов, средняя доля продовольственной пшеницы была куда скромнее – лишь 73,5%.

Но еще интереснее разбиение внутри классов продовольственной пшеницы: по итогам приемки зерна I класса выявлено 0,02%, II класса – 0,1%, III класса – 45,7%, а IV класса – 41,7%. Таким образом, качественной пшеницы III класса в этом году собрали даже больше пшеницы IV класса, которую ограниченно используют для производства хлеба, в основном пуская на крупы и макаронные изделия.

И да, путем несложной математики можно понять, что в этом году доля фуражной пшеницы в российском урожае небывало малая – всего лишь 12,5%. И это при том, что обычно фуражное качество имеет добрая четверть урожая.

Все это имеет прямое финансовое измерение. Чем выше классность пшеницы, тем выше и цены на нее. Разумеется, ценообразование на пшеницу не исчерпывается только этим параметром, но в любом случае российские аграрии уже могут благодарить и себя, и природу за дополнительные прибыли. Это, впрочем, не единственная выгода.

Что это дает России

Мало кто уже помнит, но все 1990-е годы и начало 2000-х Россия критически зависела от импорта продовольствия и, чего греха таить, даже зерна, используемого для изготовления хлеба. На эти нужды приходилось даже пускать иностранные займы и кредиты МВФ, настолько угрожающей была ситуация с продовольственной безопасностью.

В 2004 году президент Путин, понимая эту проблему, запустил государственную программу развития сельского хозяйства – наряду с другими национальными проектами, направленными на стимулирование финансирования и создание производства. В рамках этой программы была поставлена понятная цель: достичь 80–95% самообеспеченности по основным продовольственным категориям. И, надо сказать, теперь, спустя почти два десятка лет, результат этой программы достаточно зрим и весом.

За эти годы производство пшеницы, как и всех зерновых, практически утроилось. На сегодняшний день Россия собирает 72 млн тонн пшеницы, что вывело ее на третье место в мире после Китая (131 млн тонн) и Индии (около 100 млн тонн). Даже в США сегодня собирают пшеницы меньше, чем в России – лишь 51 млн тонн, а в Канаде, откуда СССР постоянно получал сухогрузы-зерновозы с пшеницей – и того меньше, лишь 32 млн тонн. Уже в 2016 году, насытив внутренний рынок, Россия перешла к экспорту пшеницы, а в следующем году впервые обогнала по экспорту зерна традиционных мировых лидеров – США и Канаду, и удерживает это лидерство до сих пор.

Причем экспорт продовольствия стал для России не просто источником твердой валюты и поступлений в бюджет, но и политическим инструментом. Например, сделка России и Саудовской Аравии в вопросе добычи нефти, которая привела к формированию мегакартеля ОПЕК+ в 2016 году, имела и другое измерение. Впоследствии выяснилось, что в нефтяную сделку с Эр-Риядом входила поставка российской пшеницы и ячменя для нужд королевства. С помощью Москвы Саудовская Аравия не только добилась стабильных цен на нефть, но и решила свои продовольственные проблемы, открыв для российской продукции свой огромный рынок зерна.

Теперь Россия отвечает за 15% зернового импорта королевства, надежно привязав арабских шейхов к своей пшенице и ячменю.

В похожую ситуацию попала и Турция, которая уже не может обеспечивать свое растущее население собственным продовольствием. В 2019 году Турция стала крупнейшим импортером российской пшеницы, но чуть ранее она согласилась на постройку газопровода «Турецкий поток» и безусловный транзит российского газа в Европу после отказа Болгарии. Совпадение? Возможно…

Отсюда следует простой вывод: для России экспорт зерновых и, в частности, самой ценной зерновой культуры – продовольственной пшеницы, уже давно стал фактором «мягкой силы». В конце концов, тут наша страна лишь копирует успешный опыт США, которые весь ХХ век активно использовали экспорт продовольствия как инструмент своей внешней политики.

Ну и, что наиболее важно, современная Россия в экспорте не повторяет печальный опыт Российской империи, где господствовала максима «недоедим, но вывезем». Теперь экспорт продовольствия идет второй задачей после того, как продовольственная безопасность страны закрыта полностью и с запасом.

Продвигающих «сбор биометрии» нужно гнать в шею

 

9 октября 2021

 

 525

Продвигающих «сбор биометрии» нужно гнать в шею

Ни в коем случае не предоставлять свои биометрические данные организациям, которые продвигает Министерство цифрового развития, призвала сограждан известный российский IT-специалист Наталья Касперская. Признанный эксперт по теме, глава правления Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт» и президент группы компаний InfoWatch доходчиво объяснила, к чему с высокой вероятностью приведёт продвигаемый либералами подвид «цифровизации»

 

Как Греф и Ко выводят деньги через ФНБ

 

Редакция, 8 октября 2021

 

 2 508
Версия для печати

Как Греф и его компания выводят деньги бюджета через ФНБ

На фоне подорожания энергоносителей и рекордных поступлений в казну «кто-то» решительно советует Путину вкладывать деньги не в экономику, а в «кубышку» ФНБ. И при этом, увеличить госдолг России по очень «интересной» схеме…

 

Ловкость грефовских рук: как Сбербанк и К выводят деньги из бюджета через ФНБ

Удивительные странности нашей экономической политики продолжаются. На фоне рекордного подорожания энергоносителей и рекордных поступлений в казну «кто-то» решительно советует президенту Путину вместо вложений денег в экономику страны, повысить планку Фонда национального благосостояния с 7 до 10% ВВП, дабы увеличить запасы. При этом, те же советчики планируют увеличить госдолг почти на 10 трлн рублей. И не просто взять в долг, а по очень «интересной» схеме, когда государство дает деньги банкам из нефтегазовых доходов ФНБ, а те дают в долг государству, выводя на процентах, то есть делая из воздуха сейчас свыше 700 млрд рублей, а к 2024 уже свыше триллиона.

Если у ЕС и Китая сегодня главным вопросом стало, где достать газ дешевле, чем за 1300 долларов за тысячу кубов, то у России с точностью наоборот – куда деть деньги, которые полились рекой из нефтегазовой трубы. Вариантов здесь море – развитие гражданской авиации, масштабная программа по импортозамещению в электронике, где у нас беда в автостроении, например, замена инфраструктуры в тех городах и весях, где лежат ещё советские трубы, масштабные проекты по строительству жд путей и дорог, наконец, создание собственных лекарств в т.ч. от ковида (не путать с «вакцинацией»-это проект биг-фармы, имеющий весьма опосредованное отношение не только к России, но и вообще к медицине). Китайцы именно так и поступают, Инвестиции в транспортный сектор Китая с января по август 2021 года превысили 2 трлн юаней ($310 млрд), согласно данным Министерство транспорта КНР, сообщает 3 октября агентство Синьхуа.

Были разговоры про «продовольственную интервенцию»– самое разумное решение на этом направлении за все время, предполагающее закупку пшеницы, сахара, масла и прочих продуктов по осени и при ослабившихся ценах и продажи его по той же цене, когда перекупщики и трейдеры начинают эти цены повышать.

Можно было бы поддержать «строительный бум», подхватив инициативу регионов по выдаче ссуды до миллиона рублей на семь лет под 1% на достройку дома и льготной ипотеки для бюджетников под 4% годовых. «Стараемся выходить из ситуации, закладывая средства в бюджет области, так на 2022 год будет запланировано более миллиарда рублей, что позволит приобрести жильё 147 многодетным семьям. При этом в очереди на улучшение жилищных условий находится порядка полутора тысяч семей. Чтобы ускорить решение проблемы предложила создать государственную программу по обеспечению жильём многодетных на условиях софинансирования. Ещё один «оплот демографии» – молодые семьи. 1 200 семей в нашем регионе сегодня хотят улучшить жилищные условия с помощью госпрограммы. При этом выделяемых средств хватает на обеспечение жильём 130-140 семей. Причина – недофинансирование из федерального бюджета до предельного уровня, который определён в 79% (а с 2022 года – 76%), а фактически область получает в два раза меньше»– заявила глава белгородской облдумы Ольга ПавловаИ подобная история в большинстве регионов, где вообще озадачены проблемой демографии.

Есть великолепные идеи от Евгения Савченкопо снижению кредитной нагрузки на граждан, а также развития центрального Нечерноземья. Можно поддержать автопром, разрешив на материнский капитал приобретать авто с локализацией производства в России свыше 50%. Наконец, можно было бы задуматься о независимом интернете – например, аналоге Ютуба и Фейсбука, как это сделано в том же Китае.

И это только навскидку те направления, куда могли бы быть направлены средства, полученные со сверхприбылей. Вот только судя по всему, не без совета Грефа и Силуанова, деньги не пойдут ни в производство, ни в инфраструктуру, ни для повышения благосостояния населения. Как пишет «Российская газета». президент Владимир Путин поручил рассмотреть целесообразность повышения с 7% до 10% ВВП порога, при котором можно инвестировать средства Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Как Греф и его компания выводят деньги бюджета через ФНБ

Для понимания, ФНБ у нас появился после выполнения одной из «рекомендаций» МВФ, посоветовавшей «нашему» правительству тогда еще Медведева не отдавать деньги народу, а «откладывать» их «на черный день». Речь шла обо всех нефтегазовых доходах, сверх цены в 40 долларов за баррель. Что удивительно, данная «кубышка» создавалась паралельно одним из самых крупных на планете золото-валютных резервов страны, которые ныне составляют 617,9 млрд долларов или 44 трлн 782 млрд рублей, что равно двум годам расходов нынешнего бюджета. Казалось, куда же еще копить, но копятся деньги и в ФНБ, как сообщает сайт Минфина, за год они увеличились на триллион рублей и достигли 14 трлн 17 млрд на сентябрь месяц, а к концу года можно ждать увеличения там суммы за 15 трлн.

Важная ремарка от «Российской газеты», куда эти деньги вкладываются. Подавляющая часть ФНБ сегодня вложена в иностранную валюту и, кусочком – в золото (всего – 9 из 14 трлн руб.), остальное – в акции Сбербанка (ФНБ – технический держатель, они выкуплены у ЦБ) плюс сравнительно немного денег размещено в акциях «Аэрофлота« и депозитах российских банков, напоминает Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН: «Закупая валюту, мы финансируем чужие экономики, не себя. У нас – дефицит инвестиций. Идея использовать средства ФНБ для инвестиций в реальную экономику внутри России, не закапывая их в котлованы и финансируя действительно окупаемые проекты, давно бродит в головах экономистов. ФНБ составляет сегодня примерно 12-14% ВВП России в текущих ценах. Идея повысить порог с 7% до 10% ВВП, видимо, связана с постоянным ростом массы ФНБ в рублевом измерении, объективно усиливает его резервную функцию, неизбежно приводит к тому, чтобы держать в узде инвестиции из него».

И вот тут начинается самое интересное. В весеннем послании Путин потребовал раскупорить ФНБ и направить средства на целый ряд проектов, тем более, что все законные основания для этого есть. Планка кубышки «на черный день», которую трогать нельзя, составляла по закону 7% ВВП страны, а это в районе 8 трлн. А у нас накопилось уже чуть не в два раза больше и на эти суммы можно было провести финансирование и тот самый «рывок», про который говорил Путин. А тут он вдруг передумал и решил оставить в ФНБ уже не 8, а 11 трлн. А то и больше.

Официальной причиной названо «предполагаемое падение цены на энергоносители», которое даже Чубайс особо не ждет ранее 2030 года. А судя по последним событиям, не раньше 2060 года, то есть через 40 лет. Правда, версия настолько же официальная, настолько и нереальная. Вести разговоры про «запасы» на такой срок – это даже не смешно, достаточно вспомнить, что 30 лет назад мы все жили в СССР, строили коммунизм и мечтали про выращивание яблонь на Марсе. А затем все «достижения социализма» были разрушены или проданы на приватизации теми же персонажами которые ныне вещают про обвал цен на энергоносители. Что будет еще через 40 лет, когда уже ни Путина ни Силуанова не будет несмотря ни на какие обещания их придворных колдунов, сказать сложно.

Более вероятен сценарий откладывания на ближайший «черный день» в виде мирового кризиса, когда после резкого скачка цен на ресурсы придет массовое падение рынков. Притом, как отмечают в агентстве Bloomberg, подобный сценарий может начаться уже этой зимой или следующей весной. В этом случае сохраненные в ФНБ и ЗВР запасы были бы крайне необходимы, а действия Силуанова, равно как и планы Путина более чем обоснованы.

Были бы, но в эту картину никак не вкладывается действия по наращиванию госдолга при таких запасах и вывода через него денег из бюджета. На фоне огромных поступлений денег в страну, согласно проекту федерального бюджета на ближайшие три года, объем государственного долга России может вырасти до 21,1% ВВП в 2024 году. В 2021 году госдолг вырастет до 17,8% ВВП с 17,7% ВВП, в 2022 году – до 19,4% ВВП, в 2023 году – до 20,3% ВВП. «Госдолг будет расти. В следующем году чистые заимствования составят 2,308 триллиона рублей, чистые – то есть за вычетом погашения. И мы превысим 21%. Я считаю, что долг остается в безопасной зоне и у нас еще есть запас прочности. В этом смысле долг – это наш второй резервный фонд», – сказал экс-главбух всея Руси Кудрин, выступая во вторник в рамках парламентских слушаний «О параметрах проекта федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов» в Совете Федерации.

Не нужно быть великим экономистом, чтобы понять простую вещь, что брать деньги в кредит при наличии собственных сбережений – это не «пополнение резервного фонда», а его лишение. Был бы смысл, если бы эти деньги шли на указанные выше проекты, разгоняя экономику, но ведь нет – мы их просто берем под процент, чтобы «не тратить свои» и выплачивать данный процент «кому надо». В абсолютных цифрах госдолг в 2021 году ожидается на уровне 22,104 триллиона рублей, в 2022 году – 25,926 триллиона, в 2023 году – 28,765 триллиона, в 2024 году – 31,94 триллиона.

А теперь что это стоит стране. Обслуживание госдолга обошлось бюджету в 2020 году в 784 млрд рублей, что на 53 млрд рублей, или на 7,3%, больше расходов за предыдущий год. Стоимость обслуживания долга выросла бы значительно больше, если бы не снижение доходностей облигаций федерального займа вслед за ключевой ставкой Банка России. Для понимания, сайт Пенсионного фонда сообщает, что общая сумма выплат по 10 тыс. рублей всем российским детям из бюджета составила 274 млрд рублей. То есть, не наберись мы долгов, а тратя свои, Путин мог бы провести подобные выплаты к осенним каникулам, а также на Новый Год и Рождество, что стало бы серьезным подспорьем семьям.

Можно не детям, а за раз восстановить авиапарк российских самолетов. Стоимость 175 самолетов МС-21, которые будут поставлены авиакомпаниям, составила 653 млрд рублей.

То есть, на сэкономленные от выплат по долгу деньги мы могли бы загрузить предприятия авиационной промышленности и всех смежников в два раза больше, существенно увеличив количество новых российских машин. Всего на декабрь прошлого года в стране было зарегистрировано 2 тыс. 632 гражданских авиа судна и немалая доля из них – старые Боинги. Они же будут летать и падать дальше, спасибо Силуанову.

Не самолеты – давайте посчитаем в домах. Если разделить 784 млрд рублей на среднюю стоимость домика в провинции пусть даже в 3,5 млн рублей, то многодетные и молодые семьи специалистов (ученых, учителей, врачей, инженеров и всех тех, кого сейчас у нас не хватает) получили бы 224 тыс. единиц жилплощади. Притом молодым эту жилплощадь им можно выдавать даже не бесплатно, а с учетом старого предложения Савченко и реализуемой ныне программы в Венгрии «индекса рождаемости», когда дом получают в ипотеку под 3% и списывают треть от суммы задолженности за каждого рожденного в семье малыша. А уж эффект для экономики, особенно в провинции, был бы сродни строительному буму в США после «Великой депрессии». Но вместо этого мы их просто отдаем, а к 2024 году будем отдавать уже за триллион.

А вот теперь самое интересное – кому пойдет этот триллион. И тут очень интересные новшества, просто следим за руками в этих экономических наперстках. Как писал Форбс еще в январе, осенью прошлого года российские госбанки активно скупали ОФЗ. Например, в сентябре Минфин разместил ОФЗ на 833 млрд рублей, из которых российские банки выкупили облигации на сумму около 730 млрд рублей. В октябре Минфин разместил ОФЗ уже на 1,5 трлн рублей. Основными покупателями этого долга стали Сбербанк и ВТБ, говорил старший аналитик международного рейтингового агентства Moody‘s Петр Паклин на встрече с журналистами 23 октября. «Покупатели, способные «переварить» триллионы новых выпусков ОФЗ, – это крупнейшие российские банки, в первую очередь Сбербанк и ВТБ, которые активно участвовали в размещениях в августе и сентябре, судя по их отчетности»– добавил он. В этих двух банках Федеральное казначейство разместило в сентябре почти 460 млрд рублей депозитов (в Сбербанке – 397 млрд рублей, в ВТБ – 60 млрд рублей). Получается, что фактически банки использовали деньги бюджета, чтобы покупать ОФЗ, а привлеченные от ОФЗ средства Минфин использовал для покрытия дефицита бюджета.

Как Греф и его компания выводят деньги бюджета через ФНБ

А теперь складываем все вместе. Минфин Силуанова на средства полученные от продажи нефти и газа покупает акции Сбера. А Греф на деньги полученные от старого, еще с 90-х годов, друга Силуанова дает в долг правительству под 6%, получая миллиарды рублей просто из воздуха. А дабы никто не сомневался, что это очень нужно, на сцену выходит еще один их старый товарищ, названный лучшим кандидатом в президенты России от Демпартии США господин Кудрин, который несет пургу про «наш второй резервный фонд». Нет, если под словом «наш» он имеет ввиду личные средства своих соратников по работе у Ельцина, то очень может быть, но при чем тут Россия? И после всего этого и на фоне арестов в Сбере Путин обещает подумать над повышением планки ФНБ, дабы деньги пошли не в экономику страны, а дальше крутились в «теплой компании», позволяя им выводить еще больше.

Кто посоветовал это президенту даже гадать не стоит – тут целых три варианта крайне заинтересованных высокопоставленных граждан. Вопросов здесь собственно два: у нас больше нет никого, кто бы мог донести наверх смысл этого «развода»? И второй – только ли по старой дружбе господа министр и глава Счетной палаты так активно помогают обогащаться банкстерам или есть иные мотивы? Впрочем, касательно последнего вопроса – это уже к товарищам в погонах.

Источник