Не душить село..

Автор: Иван СУРКОВ. Доктор экономических наук, профессор Воронежского госагроуниверситета.

После четверти века российских реформ социально-экономическое положение сельских территорий и сельхозпроизводства в РФ сложное. Как показывают данные статистики, ни один объёмный показатель по производству мяса, молока, шерсти (за исключением яиц) далеко не достиг уровня 1990 года. Так, во всех категориях хозяйств молока производится только 54 процента, мяса — 80 процентов, шерсти — 12 процентов от этого уровня. Только производство яиц возросло на два с небольшим процента.25Xr9Qnbbzw

В ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ начавшийся с 2010 года рост животноводческой продукции происходит за счёт ввода в строй крупных предприятий по производству молока и мяса в районах области, прежде всего в Аннинском, Лискинском, Рамонском. Для обеспечения быстрых приростов производства молока и мяса область закупила более 50 тысяч голов крупного рогатого скота различных пород.

Но эти меры обеспечивают лишь очаговое развитие на территориях, где действуют агрохолдинги и крупные компании. Что же касается развития большинства сельских населённых пунктов, то в области, по данным последней переписи населения, исчезло 1300 сельских поселений, а из сохранившихся в 700 проживают до семи человек.  XFkBUY6NH4I

Продолжается  сокращение сельской инфраструктуры. За период с 2000 по 2016 год число фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) сократилось на 210 единиц, или на 24 процента. За этот же период на селе наполовину (на 53 процента) сокращено количество дошкольных образовательных учреждений, число школ уменьшилось на 320 единиц, или на 35 процентов, учреждений культурно-досугового типа — на 168 единиц, или 19 процентов. Сельское население по отношению к 2001 году уменьшилось на 155 тысяч человек и составляет только 33,3 процента от общей численности. Среднегодовая численность занятых в сельском хозяйстве в 2015 году составила 151 тысячу человек и уменьшилась за пять предшествующих лет на 12 тысяч.

Особенно заметно сокращение рабочих мест в связи с ликвидацией животноводческих ферм в малых деревнях. Ведь одновременно с исчезновением фермы, почтового отделения, магазина, начальной школы, фельдшерского пункта небольшой хутор, посёлок умирают. Семьи вынуждены переезжать в большие сёла и города в поисках работы и места учёбы для детей, возможности лечиться и т.п.

КАК ЖЕ исправить положение, сохранить оставшиеся деревни и обеспечить перспективу их развития?

Надо вернуть животноводство в каждую деревню, что позволит не только создать там новые рабочие места, но и стимулы для благополучного проживания. Выход видится в создании малых производственных кооперативов, прежде всего в молочной отрасли. Для таких кооперативов не требуется крупных капитальных вложений. Коровы могут содержаться на подворьях членов кооператива, которым придётся сложиться и потратиться на покупку небольшого подержанного трактора, косилки, пресс-подборщика. Часть этой техники может быть в наличии у некоторых членов кооператива. Смысл создания кооператива в том, чтобы обеспечить заготовку кормов для коров, принадлежащих пожилым крестьянам. Часть пенсионеров хотели бы держать корову, но не хватает сил заготовить для неё корма (примерно десять возов сена и соломы на зимовку). Вторая причина — трудно нанять пастуха в селе, где осталось всего два-три десятка коров, рассредоточенных по домам, расположенным друг от друга на протяжении 3—4 км.

На развитие сельских территорий направлена федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на период до 2020 года». К сожалению, по России в её осуществлении участвуют только 28,8 процента сельских поселений и 4,9 процента сельских населённых пунктов, в Центральном федеральном округе 23,6 и 2 процента соответственно. Между тем без участия государства, без социального партнёрства с местными предпринимателями, с гражданскими активистами проблемы не решить.

Требуется помощь государства для возрождения и поддержания социальной и инженерной инфраструктуры села. Необходимо принять меры по дальнейшему развитию дорожной сети, электрификации, газификации и телефонизации села, водоснабжению сельских поселений. Обеспечить доступность социальных благ в области медицинского обслуживания и общего образования, не допускать дальнейшего закрытия малокомплектных школ, дошкольных учреждений, сельских фельдшерско-акушерских пунктов, больниц.unGsmHmDRCY

Спасению деревни поможет взаимодействие с потребительской кооперацией, предприятиями переработки, у которых отлажены каналы реализации молока, мяса, овощей, картофеля, фруктов и т.п., закрепление рабочей силы на селе через развитие промыслов, предприятий переработки сельской продукции (пекарни, сыроварни, маслобойни). Развитие животноводческих кооперативов вовсе не противоречит поощряемому государством развитию крупных агрохолдингов, а дополняет его.

САМОЕ ВРЕМЯ вспомнить И.В. Сталина, который на вопрос, где найти средства для развития сельских территорий, отвечал так: «Что нужно, чтобы народ спокойно двигался к очередному этапу улучшения жизни, повышения культуры и т.п.? Нужны две вещи. Руководящие товарищи сверху донизу должны исповедовать ту же самую философию, что и весь народ, иметь тот же тип потребления материальных и духовных благ, что и остальная трудовая масса».

Давайте перестанем душить сельхозпроизводителя высокими процентами по кредитам, резать его «ножницами цен» на сельскохозяйственную и промышленную продукцию. Воссоздадим уничтоженные либералами сортоиспытательные станции и племобъединения. Дадим экономические и социальные преимущества семейно-трудовым хозяйствам в виде бесплатного предоставления элитного молодняка крупного рогатого скота, леса и пиломатериалов на ремонт и новое строительство. Подворья не должны испытывать затруднений со сдачей продукции государству по гарантированным и стимулирующим ценам. Предоставим право детям из таких семей учиться в сельхозвузах на полном гос-обеспечении, но с условием обязательного возврата в село.

 

Знакомимся: П.Н. Грудинин

Все больше становится людей, которые убеждены: ему можно доверить страну.   Это самый достойный для России будущий  кандидат от левых сил. Белорусы  выбрали А.Г. Лукашенко и не ошиблись.  Сохранены все деревни, вся промышленность. Пора наводить порядок и у нас дома. Хватит голосовать за человека, не имеющего ни дома, ни семьи. Как человек живет? Болтается по белу свету для своего удовольствия. А нам говорят, работает. Пора  голосовать за себя, а не за богачей.     

Ничто не страшно, если хочешь учиться

Это Россия, детка! В Якутии дети идут в школу при -53 (ВИДЕО)

Это Россия, детка! В Якутии дети идут в школу при -53 (ВИДЕО) | Русская весна

В якутском селе Оймякон, известном как один из главных «полюсов холода», дети пошли в школу несмотря на 50-градусные морозы.

11-классники из местной школы записали позитивное видео, стоя перед бегущей строкой «Оймякон — полюс холода».

«С утра было -55, сейчас потеплело на 2 градуса, и мы идем в школу. К сожалению, наши маленькие братья и сестры сегодня не учатся», — говорят подростки.

Напомним, что Оймяконская долина считает наиболее суровым районом Земли, где проживает постоянное население.

В якутском поселке Оймякон не стали отменять занятия для младших школьников при температуре минус 50.

До отмены занятий в школе Оймякона не хватило двух градусов. В администрации поселка объяснили , что дети могут оставаться дома,  если за окном- 52 градуса .

 

Восторги …. на руинах!?

17:44 23 ноября

Урожайные рекорды на пьедестале разоренияxsqwmofgdfibnpxqmkttsvnahiqrfflcycylrerukawyptobei

Восторги о рекордном урожае нынешнего года, пожалуй, превышают сам рекордный ворох зерна. Президент Путин говорит о рекорде за всю историю России. Премьер Медведев – вообще за всю историю. «И, конечно, Советского Союза», – подчеркивает министр Ткачев. Премьер особо доложил комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы «Единой России»: «Объемы производства сельхозпродукции… превышают все ожидания!»

Дух захватывает. Ну, как не посмотреть въяве… Председатель сельскохозяйственного производственного кооператива (колхоза) «Слава» на Смоленщине Николай Архипович Зиновьев обводит взором поприще летописных героев и состояние нынешних деревень.
– Мрак. К такому разорению не приводило ни одно нашествие. Даже хан Батый докатился до Смоленска, но получил отпор и отступил, не причинив таких ужасных разрушений. Тридцать два хозяйства в нашем Починковском районе было – на сегодня теплятся два-три хозяйства, а остальное все разорено. Машинно-тракторное предприятие «Сельхозтехника» уничтожено. Куда нас ведут? Никакого сравнения с советским временем нет, и говорить не о чем. Техники нет, люди молодые уезжают в поисках лучшей жизни, неизвестно куда. Хвалятся господа во власти, а на самом деле – убожество.
А ведь все было построено. Материальная база, держали скот. У нас в колхозе 3000 гектаров пашни, и все это засевалось. Большой хлеб получали. Было 600 дойных коров, молодняк. 5000 свиней. Лен сеяли 200 гектаров, картошки больше 200 гектаров. Льноволокна сдавали за год 200 тонн. Льносемян 200 тонн. Картошки 3500 тонн. Организованно обеспечивали домашние хозяйства тружеников села. Держали много скота. Я лично давал бесплатно и сено, и зерно. Всего было в достатке.
Я строил в советское время производственные помещения и жилье – будь здоров! Тогда успели и дороги проложить внутри хозяйства и между деревнями. Они и сегодня держатся. Каждый год вводили по семь домов, на 100 квадратных метров каждый, со всеми удобствами. Люди вселялись бесплатно. В тех домах сегодня и живут. Но со времен горбачевской «перестройки» ни одного дома не возвели. И очень мало детей рождается… Раньше о людях была забота – а сейчас как хочешь, так и выживай. Людьми овладел страх. Никакого будущего нет.
Все как во время самой страшной войны, только без бомбежек. В Смоленской области огнеметами ельцинских «реформ» спалили почти три четверти угодий – при народной власти растили урожай на полях площадью 1440 тысяч гектаров, а при капитализме сегодня в обработке лишь 400 тысяч гектаров. Остальные 1040 тысяч в одичании – нам стали не нужны ни зерно, ни другие плоды с этих полей? В 1990 году собрали свыше 700 тысяч тонн зерна, а в текущем году сумели вырастить и намолотить лишь «рекордные» 250 тысяч тонн. И как жить?
Да, как? Когда разбомбили животноводство, ликвидировали более 660 тысяч голов крупного рогатого скота, а среди развалин в немногих уцелевших фермах и в домашних дворах еще мычат лишь 100 тысяч голов с небольшим, только шестая часть былого стада… Такой же разгром претерпели свиноводство, овцеводство.

* * *
С оглядкой на все указанное Н.А. Зиновьевым усиливается интерес продолжить затеянное нынешними носителями власти путешествие по истории в поисках рекордов. Об этом современным летописцам готов поведать первый секретарь Нижегородского обкома КПРФ Владислав Иванович Егоров.
– Сельское население области неуклонно сокращается. В 1989 году оно составляло 845 тысяч, а в 2016-м – 666 тысяч человек. Почему пустеет село? Из-за «реформ», особенно когда в начале 90-х губернатор Немцов затеял программу «Зерно» – так сокращенно называлась «Земельная реформа Нижегородской области». Под этим прикрытием насильственно разрушали коллективные хозяйства и насаждали фермерство. В итоге уничтожили и то, и другое.
Полностью проигнорировали жизнеобеспечение села. Прекратили строительство дорог, газификацию. По сей день без газа живет северная половина области. В трехстах километрах от Москвы топят печки дровами, а газ гонят во все страны света. А с 2009 года и поныне ликвидировали на селе 40 процентов школ. Закрыли даже в некоторых районных центрах стационарные отделения в больницах и по ухабистым дорогам перевозят больных и рожениц на дальность до ста километров. Недопустимо по нормам здравоохранения.
Все это – смертный приговор селу. И он приводится в исполнение безразличием и недееспособностью власти сырьевого капитализма в России. Столько насмотрелся по области с начала его насаждения! Даже как-то притупилась боль – везде разруха, везде вымирание, спаивание ставших «лишними» и потерявших волю к жизни людей. И стремление еще морально не покалеченных подростков бежать из села с достижением совершеннолетия – слепое незнание общего тупика.
И насколько неприглядно на этом фоне все, что творится по всей Нижегородской области. Ельцинские бесы наживы в пляске капиталистических «реформ» превратили в прах дорогостоящую отрасль растениеводства с общей посевной площадью 900 тысяч гектаров. Почти половину от советского поля в 2055 тысяч гектаров.
Соответственно, огромный недобор зерна, который и в «рекордный за всю историю» год меньше на 400 тысяч с лишним тонн против среднего урожая советской эпохи.
Но особенно бесы реставрации капитализма куражатся в животноводстве – уже растоптали 80 процентов отрасли крупного рогатого скота и отбросили ее во времена вспоминаемой здесь давней смуты. Из советского стада в 1260 тысяч голов с лишним в нынешнем году уцелело среди развалин только 250 тысяч голов. Уничтожили три четверти свиноводческих ферм, и из 690 тысяч хрюшек на счету пока 170 тысяч. А из овцеводческой отрасли вообще только рожки да ножки. Было 430 тысяч овец и коз, теперь в отчетах по итогам года примерно 70 тысяч, в 6 раз меньше.
Славословия о рекордном намолоте зерна исходят из общего показателя по стране. Однако, как видим, налицо иные «рекорды». Как в опустошенных Смоленской и Нижегородской областях. На протяжении уже многих лет «реформ» в подавляющем большинстве регионов продолжающееся уничтожение отрасли растениеводства привело и к очень значительному против советского уровня недобору зерна, также и в целом по России.
И не менее губительно – уничтожена большая часть кормовой базы, фермы ежегодно получают на 120 миллионов тонн кормовых единиц меньше, чем в советское время. В том числе 45 миллионов тонн зерна. И вот уж воистину при такой «черной дыре», созданной для села, трубить о рекордах и излишках зерна и гнать его за рубеж, вместо того чтобы направить на восстановление животноводства?
А остальные 30 регионов? В основном далеки от рекордов, но уже все-таки повторили или несколько превысили хорошие урожаи советских лет. И что же? Вызывает большой интерес дважды ордена Ленина Алтайский край, увенчанный высшими государственными наградами за богатырские хлебные караваи – и в 9 миллионов тонн. Ныне при всей разрухе здесь все-таки насчитывают свыше 5 миллионов тонн зерна, и уборка продолжается.
Секретарь крайкома КПРФ Юрий Яковлевич Подмазов рассказывает:
– В моем родном Залесовском районе осталось убрать 1600 гектаров гречки, выпал снег. В советское время уборку урожая заканчивали в сентябре. Село обладало могуществом. А теперь в нашем районе из всех крупных хозяйств остался лишь бывший совхоз «Залесовский», но сегодня и он банкрот и выставляется на продажу. В хозяйстве было 6000 голов крупного рогатого скота, сегодня – 200 голов. На каждой из пяти улиц села было до 150 голов домашнего скота, а сейчас стадо идет – 20 голов.
По партийным делам я объехал весь край, мотаюсь по районам, в некоторых бываю по много раз. Настроение на селе упадническое. С ликвидацией животноводства отняли занятость, в поле работы только два месяца в году. Осталось только два дела – торговать и сторожить. Сторожам зарплата – три с половиной тысячи рублей в месяц.
И так везде в степях Оренбуржья. Уничтожили практически наполовину зерновое хозяйство. Ликвидировали более двух третей предприятий животноводства КРС…

А каково в лучах славы рекордсмену зернового чемпионата страны? Об этом сообщает в недавнем прошлом председатель Краснодарской краевой организации профсоюза работников агропромышленного комплекса России, бывший председатель колхоза «Ленинский путь» Федор Васильевич Долженко. Да, в последние несколько благоприятных лет достигнуты лучшие результаты – сбор зерна превышает 13 миллионов тонн.
– Миллиардеры все, кто зерно за границу продает. А крестьянину достается только себестоимость, а от прибыли ничего не перепадает. По всей стране продолжается уничтожение стада крупного рогатого скота, потому что он самый долгорастущий, не дающий сразу прибыли. А нужно всё и сейчас… на перспективу никто не работает.
И никто не считается с интересами страны. С тем, что государство прочно, если тучные стада ходят. Свинину выращиваем в рекордно короткие сроки на всяких добавках. Сегодня кто хочет здоровую пищу, должен иметь «домик в деревне». А заниматься некому – в деревне одни старики. Пенсионеры – нищие. Огороды были по 50–60 соток, когда колхозы были. А теперь зарастают, попробуй-ка их вспахать.   . Теперь и в домашнем дворе нет сил корову держать. На коз переходят, чтоб молочко иметь. На козу еще можно десять тюков сена купить. Где вы накосите, на чем привезете? Даже если где-то в поймах, по берегам рек заготовить, нужны такие затраты, что не окупишь молоком. Это рабский труд на корову. Если зерно не свое – невыгодно ни курицу, ни утку держать.
Особенно в небольших станицах невесело жить. Страна скукоживается вся в городах. Всё. Раз не захотели животноводство развивать.
Рассказ Федора Васильевича Долженко подтверждается государственным учетом. И флагман сельского хозяйства страны Краснодарский край в своих наиболее благоприятных условиях подвергается такой же общей разрухе. С ликвидацией колхозов и совхозов так и остаются заброшенными свыше 200 тысяч гектаров посевных площадей. И это весомая потеря при росте урожайности в последние годы, когда на засеваемых полях прибавка зерна составила рекорды около 5 миллионов тонн.
Вразрез с этими рекордами животноводство по-прежнему подвергается погрому.
Из 70 регионов страны только 2 (два!) сохранили выращенное при социализме стадо крупного рогатого скота, а в остальных продолжают добивать эту несимпатично пахнущую отрасль. Без остановки хотя бы на месяц вот уже более четверти века благодаря власти «эффективных собственников». И стерта с лица земли основная база круглогодичной занятости жителей и самого существования сел и деревень – ликвидировано более двух третей животноводства крупного рогатого скота, 39 миллионов голов из стада в 57 миллионов, а пока еще избежало ножа 18 миллионов голов. Но резня продолжается каждый день.
Восстановление производства мяса началось несколько лет назад с подъема скороспелой отрасли – свиноводства. В 6 областей наскребли деньги, превысили поголовье на фермах 1990 года, причем в Белгородской области на гигантских комплексах создано, как в оперетте, и впрямь «величайшее свинство в мире», которое уже в 4,5 раза превысило исходный порог и в 2016 году насчитывало 4400 тысяч голов. Этот рекорд, однако, почти сводится на нет тем, что здесь уничтожена отрасль крупного рогатого скота в 700 тысяч голов с лишним. Ну а еще в 60 областях не опереточное «свинство» отстает от былой славы, и очень даже существенно.
Только в трех республиках Кавказа полностью сохранили отары овец и коз. Зато в остальных регионах под развалинами ферм не сыскать даже рогов и копыт от 34 миллионов животных, даривших народу добротную одежду. Пока бродят неприкаянные по горам и долам только 24 миллиона овец и коз.
Вдуматься в эти гибельные числа. И задать вопрос высокопоставленным любителям искать исторические сравнения для оценки своих деяний. В поисках рекордов на протяжении всей истории человечества можно ли найти хоть один такой разрушительный рекорд, какие вытворяют реставраторы капитализма в России? Можно ли найти хоть один такой случай, когда власть в своей стране проводит политику, в результате которой происходят разрушения в этой стране, подобные перечисленным выше?

Федор ПОДОЛЬСКИХ

Есть хлеб, разводи свиней, а у нас что?

Россия — мировая аграрная держава, а себя накормить не может

Что получит страна от рекордного за сто лет урожая зерна

Россия - мировая аграрная держава, а себя накормить не может

Успехи импортозамещения в сельском хозяйстве совсем вскружили голову российским чиновникам. «Мы можем не только накормить собственную страну, но и стать ведущей мировой аграрной державой», — заявил в интервью министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

По его словам, российские производители соберут в этом году 128 млн тонн зерновых, что позволит вернуть стране статус лидера среди мировых экспортеров пшеницы. Радуется и премьер Дмитрий Медведев. Он напомнил, что такого урожая в России не было за последние 100 лет, а что было раньше никто не знает.

При этом качество российской пшеницы не настолько высокое, как, например, в Европе или Америке. Если там доля высококачественной «продовольственной» пшеницы составляет 90%, то у нас 70−75%. Правда используется пшеница по-разному. Если в России ею кормят скот, то на Западе «буренки» питаются в основном кукурузой. Так сложилось исторически.

На фоне рекордного урожая министр предвидит рост экспорта. Особенно быстрыми темпами растет экспорт продукции российского сельского хозяйства в страны ЕАЭС. За семь месяцев этого года на 22%. Экспорт излишков пшеницы важен еще и потому, что позволяет держать цены на более высоком уровне. Для производителя это стимул продолжать инвестировать в отрасль.

Успехи отрасли до такой степени вдохновили Ткачева, что он собирается в перспективе довести долю АПК в ВВП страны с нынешних 4% до 10%. Рост всех показателей он объясняет  политикой господдержки, которая стала давать результаты.

Правда, новость о предстоящем банкротстве крупнейшего машиностроительного концерна России «Тракторные заводы», объединяющего 17 предприятий — производителей сельхозтехники, вызывает сомнения в перспективах АПК.

Еще одна проблема — качество продуктов питания на столе у россиян. Статус мировой аграрной державы, конечно, греет, однако проблема ГМО, пальмового масла, некачественных овощей и фруктов объективно существует. Впрочем, борьбу ГМО Минсельхоз уже начал. Теперь всю не зарегистрированную в России импортную продукцию  будут отправлять назад.

Возможно, энтузиазм Ткачева, его желание расширять долю сельского хозяйства в экономике России объясняется тем, что родственники министра владеют агрокомплексом, объединяющим более 60 предприятий в сфере растениеводства и животноводства с оборотом в десятки миллиардов рублей в год. Впрочем, нарушения закона со стороны министра здесь нет.

. «СП»: — Россию что, ждет рекордный урожай пшеницы?

— Мы выходим на 130 млн с лишним тонн. Если, конечно, не случится природных катаклизмов на Урале и в Сибири. Но такая вероятность мала. Кстати, Минсельхоз признал грядущий большой урожай только лишь неделю назад. Ткачев заявил об этом вслед за тем, как об этом сказал президент Путин и почему-то на встрече с министром экономики, а не сельского хозяйства. На моей памяти это первый случай, когда глава государства выступает хэдлайнером в прогнозировании сбора зерновых.

Однако фундаментальные факторы работают все же на рекордный урожай. Я сам считаю именно так. Предыдущий рекорд был в 1970-е годы. Тогда с  территории России собрали 127 млн тонн.

«СП»: — Ткачев рассчитывает на рост доли АПК в ВВП страны аж до 10 процентов. Возможно ли такое?

— Сейчас доля АПК в ВВП составляет 4,4 процента. В нулевые годы это было меньше 4 процентов. То есть она растет. Но надо помнить, что результат в четыре с половиной процента был получен, когда экономика России перестала расти, а потом начала падать. В среднем мы и сейчас, если провести линию от 2010 года, падаем где-то на 1 процент в год. То есть доля АПК увеличивается на фоне сокращения ВВП. Хотя само по себе сельское хозяйство тоже растет. В среднем на 2−3 процента в год. И это хорошо.

Вообще, я не представляю, чтобы доля АПК в ВВП составила 10 процентов, о которых говорит Ткачев. В отличие от торговли, от химпрома или обрабатывающей промышленности, ВВП не может быть столь же мощным мультипликатором экономики. Россия — все же не аграрная страна. Результат в 5−7 процентов — это было бы супер. Но, думаю, как только мы вернемся к  росту, доля АПК в ВВП станет более скромной, чем даже сейчас.

«СП»: — Насколько важен зерновой сектор в структуре АПК?

— Это системообразующий рынок для АПК. Во-первых, это корма — больше 70 млн тонн зерновых в год идет на корм скоту и птице. Во-вторых, это экспорт. В этом году по экспорту пшеницы мы будем первыми в мире. Тут надо понимать, что зерно — это в основном пшеница, подобно тому, как масличные культуры — это в основном подсолнечник. Экспорт дает валютную выручку, которой бизнесу сейчас сильно не хватает из-за санкций и девальвации рубля. Таким образом, рост АПК зависит во многом именно от роста зернового сектора.

А вот в следующем году урожай будет заведомо меньше, с учетом тех технологий, которые мы используем, с учетом состояния машинно-тракторного парка, финансового положения сельхозпроизводителей и с погодного фактора тоже. На данный момент все большие драйверы роста агросектора близки к плато, и в скором времени будут исчерпаны.

«СП»: — Ну вот, так все хорошо начиналось…

— Большой урожай — это хорошо не для всех. Из-за резко выросшего на внутреннем рынке предложения зерна и невозможности так же резко увеличить его экспорт, у нас каждую неделю снижаются цены на зерно. Это значит, что производители недополучат несколько миллиардов долларов выручки, на которую они рассчитывали. А значит, снизятся возможности инвестирования в развитие, в новые технологии.

То есть большой урожай — это в первую очередь большие финансовые проблемы и только потом отчеты и рекорды, которыми гордятся чиновники. Нужно смотреть на реальную рентабельность производителей по итогам года. Вот когда и она станет рекордной, тогда и можно будет говорить, что все — от Минсельхоза до фермера — действительно хорошо поработали. А пока у нас по большому счету перепроизводство зерна. И в первую очередь потому, что опять повезло с погодой.

«СП»: — Как скажется на показателях АПК банкротство концерна «Тракторные заводы»?

— Этот концерн — достаточно депрессивный актив. Он уже давно в плохом состоянии, в свое время потерпел дефолт еще при его создателе Михаиле Болотине, и перешел ВЭБу. Его банкротство вызывает мало эмоций. А вот, например, группа компаний «Ростсельмаш» находится в хорошей финансовой форме. Они получают поддержку от государства, пропорционально своей, довольно большой доле на рынке, увеличивают линейку техники, разрабатывают и усовершенствуют новые модели. Владельцы с начала 2000-х годов много инвестируют в российские производственные площадки и смогли стать одним из «фулл лайнеров» — производителей всей линейки сельхозтехники.

Напомню, рынок сельхозтехники очень неплохо растет в последние годы благодаря программе № 1432 Минпромторга РФ. Каждый год в федеральном бюджете отдельной строкой выделяется поддержка производителей сельхозтехники. Эта поддержка позволяет давать 20−30 процентную скидку на весь ассортимент агромашин. В результате, крупные агрохолдинги, которые раньше даже слышать не хотели про российскую технику, теперь закупают, например, продукцию «Ростсельмаша» или питерские «Кировцы». Хотя пока менее масштабно, чем в 2007—2008 годах.

«СП»: — С политической точки зрения «накормить мир» — это хороший лозунг…

— Да, но это опять же для политиков. Экономического смысла для бизнеса и населения я в нем не вижу. И вообще, мир нас не просил его кормить — наоборот, пока он сам нас же и кормит. Хочу напомнить, что Россия по-прежнему импортирует продовольствия больше, чем экспортирует. Прежде чем замахиваться на титул мировой аграрной державы, нужно закрыть вопрос с массовым импортом продовольствия в страну.

Тем более, что мы вывозим в основном базовые товары — зерно, рыбу и растительное масло. В зерне и масле мало добавленной стоимости, а рыба — это вообще добыча биоресурсов: это все равно что нефть продавать. Потом часть этой рыбы возвращается к нам в разделанном или переработанном виде.

А вот ввозим мы как раз готовые продовольственные товары с высокой добавленной стоимостью. Чего стоит одна Белоруссия, которая после введения санкций получила возможность превратиться в огромный хаб по переупаковке европейского продовольствия и его продаже России. Поэтому сначала надо закрыть вот эти «дырки», а потом и накрывать стол для всего мира. Надо сказать, министерство много делает для решения текущих проблем, в частности, приняло и реализует подпрограмму поддержки экспорта продукции АПК.

Но, главное, нужно обеспечить гарантированную минимальную доходность нашим сельхозпроизводителям. Инвестору, аграрию неинтересно, является ли Россия мировой аграрной державой. Ему интересно, имеет ли он стабильный доход. Сейчас он его не имеет. Он зарабатывает только на удачной экономической конъюнктуре. Механизма, гарантирующего производителю базовую самостоятельную доходность, пока, к сожалению, не создано.

Наоборот, российским агропром все больше «подсаживается» на «иглу» бюджетной поддержки, чуть было не погубившую его во времена позднего СССР и в постсоветские годы, когда эта поддержка временно иссякла.

В свою очередь эксперт по качеству продуктов питания Максим Кадушкин обращает внимание на интересы потребителей, а не только производителей или государства.

— Если говорить о популярной теме ГМО, то ведутся споры, насколько эта продукция вообще опасна. Но у нас принята такая концепция, что поскольку эффект от ГМО толком не исследован, что должно пройти какое-то время, не одно поколение, чтобы понять какие могут быть последствия. Летом 2016 года был принят закон. На территории России ГМО вообще не выращивается, а то, что поступает через таможню проверяется. Хотя это вряд ли сплошная проверка. То есть, если это смесь для детского питания, то там не должно быть ГМО-крахмала. На этом в свое время поймали компанию Nestle. Так что ситуация с ГМО у нас в принципе неплохая.

«СП»: — Еще мы все боимся пальмового масла…

— Действительно, после введения в 2015 году продовольственного эмбарго, когда на российский рынок перестали поступать молочные продукты из-за рубежа, наметилась тенденция замены молочного жира на растительный. Согласно независимым источникам такой продукции на рынке было до 30 процентов. Но на данный момент, по данным Росмолоко, эта доля снизилась до 10 процентов. Эта проблема актуальна не столько для молока, кефира, сколько для сыра, творога и сливочного масла. Фальсификат там находили и Роскачество и Росконтроль.

Что касается овощей и фруктов, то среди них высока доля импорта. Это объясняется климатом, особенно в части фруктов. Кардинально тут изменить ситуацию трудно. Но в целом отечественная продукция, те же яблоки, довольно качественные. Там мало пестицидов. В том числе, потому что вся эта «химия» достаточно дорогая. Нет смысла перебарщивать с удобрениями, проще решать проблему селекционными методами. В части фруктов и овощей в основном это нарушения по микробиологическим показателям — плесень, грибки. Например, побился помидор. Но это не фатально. Отравиться этим нельзя.

При деньгах можно купить все

Мы являемся официальным дилером ОАО «Бердянские Жатки», ОАО «Алтайский Завод Автотракторного Спецоборудования», ОАО «Калачинский Механический Завод», РУП «Минский Тракторный Завод», ТД «Бобруйскагромаш», ООО «Харвест», ООО «Велес-Агро», ОАО «ЧЛМЗ», ООО «Большая Земля», ОАО «Миллеровосельмаш», ООО «Унисибмаш», ЗАО «Дорожник», ООО «Шумахер», ООО «МПК Агромак», ООО «Доза-Агро», завод «Автотехнологий», ООО «СДСМ», ООО «Заря», ГП «ЭЗНАМ» (Экспериментальный завод научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по механизации сельского хозяйства).

Долговечные жатки от отечественных и зарубежных производителей. Жатка – это машина, используемая в…
Отвалы предназначены для сгребания погружаемого материала, очистки площадей, легких планировочных…
В продуктовую линейку завода Большая Земля на данный момент входят: Фронтальные погрузчики Сменные…
Косилки в Уфе: продажа по демократичным ценам. Заготовление кормов для животных вручную является…
Любые дискаторы по ценам от производителей. Дискаторы являются тем типом сельскохозяйственного…
В этом разделе представлены: сельскохозяйственные орудии, машины, механизмы, пресс-подборщики,…
Качественные плуги в Уфе от ведущих производителей. Плуг используется в сельском хозяйстве для…
В этом разделе представлены прицепы, которые реализует предприятие «АгроТехКомплект». У нас Вы…
Экономичные и долговечные сеялки в широком ассортименте. В сельском хозяйстве постоянно встаёт…
Тракторы на выгодных условиях и по удачным ценам. Минский тракторный завод, на протяжении многих…
Фронтальные погрузчики любой модели. Фронтальные погрузчики, купить в городе Уфа которые можно у…
Пресс подборщики для проведения сельскохозяйственных работ. Чтобы заготовить сено или солому,…
Грабли ворошилки от ведущих производителей. Чтобы обеспечить повышенную эффективность проведения…

Косилки, плуги, тракторы, сельскохозяйственная техника